+375 (17) 203-08-72
ВТ-ВС с 10:00 до 18:00

Подвиг монитора "Смоленск" Пинской флотилии

Мы продолжаем рассказ о боевой деятельности Пинской речной военной флотилии. В этой статье мы расскажем о судьбе монитора «Смоленск» этой флотилии и о его командире старшем лейтенанте Н. Ф. Пецухе.

Монитор «Смоленск», вошедший в состав советской Пинской флотилии летом 1940 года, был построен в 1925-1926 годах на верфи Л. Зеленевского в польском городе Краков и под этим названием вошёл в состав польской Пинской флотилии, которая с октября 1931 года стала именоваться речной флотилией Военно-Морского Флота (база — город Пинск). 

1.jpg

Этой флотилии противостояла советская Днепровская речная военная флотилия с базой в городе Киеве (1931 — 1940), которая в сентябре 1939 года вместе с Красной Армией участвовала в походе на территорию Западной Белоруссии. Польские моряки по приказу своего командования затопили свои корабли и ушли на запад сражаться с немецко-фашистскими войсками.

Осенью 1939 года польские корабли, в том числе и монитор «Краков» были подняты, отремонтированы, перевооружены, переименованы и включены в состав советской Днепровской речной военной флотилии, а с лета 1940 года — Пинской флотилии. «Краков» был переименован в «Смоленск».

Напомним, что в первые недели Великой Отечественной войны Пинская флотилия защищала свою главную базу город Пинск, а в начале июля отошла, согласно приказу командующего 21-й армией, к городу Лунинец для совместной его обороны с сухопутными войсками (об этом мы подробно писали в предыдущей статье «Роль Пинской речной военной флотилии в обороне Пинска в конце июня — начале июля 1941 года»). 11 июля 1941 года для более широкой помощи частям и подразделениям Красной Армии на приречных участках Пинская флотилия была разделена на 3 самостоятельных отряда. Монитор «Смоленск» вошёл в состав Березинского отряда речных кораблей (командир — капитан 2 ранга Г. И. Брахтман). Этому отряду ставилась задача содействовать войскам 21-й армии Западного фронта на бобруйском направлении. Командование этой армии сосредоточивало свои резервы для отражения наступления гитлеровцев у Жлобина и Рогачёва. Одновременно оно поставило перед частями 66-го стрелкового корпуса боевую задачу: во взаимодействии с кораблями Березинского отряда Пинской речной военной флотилии вести сковывающие бои южнее городского посёлка Паричи.

Чтобы замедлить темп накапливания сил противника в междуречье Березины и Днепра, нужно было нанести внезапный удар по скоплению немецко-фашистских войск и переправе у Паричи. Эта задача была возложена командованием 21-й армии именно на корабли Березинского отряда Пинской речной военной флотилии. Командир этого отряда (с 20 июля 1941 года) капитан 3 ранга (соответствует армейскому званию «майор») Е. З. Баст решил послать на выполнение этой сложной и ответственной боевой задачи небольшую группу речных кораблей в составе монитора «СМОЛЕНСК» и трёх бронекатеров (№ 202, № 204, № 205). Командование этой группой было возложено на командира вышеназванного монитора старшего лейтенанта Н. Ф. Пецуха — наиболее подготовленного и опытного командира боевого корабля.

Дело в том, что ещё в 1930 году он по путёвке Центрального комитета комсомола Украины поступил в Высшее военно-морское училище имени М. В. Фрунзе, по окончании которого в 1934 году служил на кораблях Балтийского флота и Днепровской речной военной флотилии. Командиром монитора «Смоленск» старшего лейтенанта Н. Ф. Пецуха назначили в 1939 году. 

Н. Ф. Пецуха.jpg

Здесь он проявил себя требовательным, знающим военно-морское дело, волевым командиром, добрым и чутким воспитателем личного состава вверенного ему боевого корабля. Уже в первые недели войны в чрезвычайно сложных условиях быстро изменявшейся каждый день, как картинки в калейдоскопе, боевой обстановки экипаж «Смоленска» действовал умело и решительно.[1] 

3.jpg

А комиссаром этого монитора был политрук И. Сарапин. За эти годы (1939 — 1941) службы на мониторе он не только хорошо сработался с Н. Пецухом, но и подружился с ним. Их дружба во многом способствовала тому, что к началу войны «Смоленск» по слаженности и выучке экипажа считался одним из лучших кораблей Пинской флотилии.[2] 

4.jpg

Командуя третий год монитором «Смоленск», Н. Ф. Пецух хорошо знал «характер» этого боевого корабля. Однажды, ещё до войны, даже «проверил» его в экстремальных условиях. Это было в последнем довоенном месяце мае 1941 года. Шли учения по боевой и тактической подготовки всех частей и подразделений Пинской речной военной флотилии. Маневрируя в Днепровско-Бугском канале, командир монитора «Смоленск» старший лейтенант Н. Ф. Пецух решил пройти через плотину, минуя шлюз № 1, но не учёл крутизны поворота. В результате монитор «Смоленск» не смог зайти в канал плотины. Чтобы повторить неудавшийся манёвр, он отдал приказ в машинное отделение дать задний ход. Корма корабля начала двигаться к берегу. Когда же командир корабля отдал команду «Полный вперёд!», правый дизель своевременно не сработал, в результате чего корма ударилась о берег и был поломан баллер руля.[3]

Бесспорно, что Н. Ф. Пецуху командующий Пинской флотилией, в то время, как говориться, легко мог «пришить вредительство», но Д. Д. Рогачёв прекрасно понимал, что если показатели у «Смоленска» в боевой и политической подготовке хорошие, то это благодаря, в основном, его командиру. Поэтому контр-адмирал (с 21 мая 1941 года) Д. Д. Рогачёв ограничился лишь объявлением ему выговора за игнорирование расчётами при маневрировании и допущении ненужного лихачества. «Такой мерой дисциплинарного взыскания — говорилось далее в приказе контр-адмирала Рогачёва «О поломке баллера руля на мониторе “Смоленск”» за № 093 от 26 мая 1941 года, — ограничиваюсь лишь потому, что монитор “Смоленск” плохо слушается руля, а также учитывая хорошие показатели корабля в боевой и политической подготовке. При других обстоятельствах командир монитора “Смоленск” заслуживает более суровой меры дисциплинарного взыскания».[4]

Характерной особенностью корпуса монитора «Смоленск», по словам львовского исследователя В. А. Спичакова было «…его разделение на высокую (высота борта два метра) носовую (другими словами переднюю — прим. Р. П.) и низкую (высота борта 0,7 метра) кормовую (другими словами заднюю — прим. Р. П.) части. 

5.jpg

При стандартной осадки в сорок сантиметров, надводный борт кормовой оконечности возвышался над водой всего на тридцать сантиметров, но для плавания во внутренних водах это считалось достаточным. Металлическая палуба толщиной пять миллиметров без деревянного покрытия, для защиты от коррозии смазывалась отработанным машинным маслом (другими словами, для защиты против ржавчины — прим. Р. П.), что требовало известной ловкости от команды при перемещениях.

<…> Экипаж. Численность команды “краковского” монитора на протяжении службы корабля менялась от тридцати девяти человек в 1926 году до сорока четырёх человек в 1940 году. Условия обитания были спартанскими. В единственном носовом кубрике [5] на двухъярусных койках могли одновременно отдыхать двадцать человек команды. При этом допускалось размещение ещё двенадцати человек в гамаках. Одноместные каюты имели два офицера и два подофицера».[6]

Конечно, эта информация интересна, но нам непонятно, почему В. А. Спичаков вводит здесь нас в заблуждение? Ведь уже давно не секрет, что в Рабоче-крестьянском Красном Флоте и, в частности, в Пинской речной военной флотилии никогда не было подофицеров. А офицеры появились лишь с августа 1943 года, а до этого там вместо них были командиры! Более того, как советские, так и современные исследователи Пинской флотилии отмечают в своих книгах, что экипаж монитора «Смоленск» состоял из тридцати шести человек.[7]

Итак, в конце июля 1941 года противник возобновил наступление на участке 21-й армии. По мосту через реку Березина около городского посёлка Паричи гитлеровцы перебрасывали на левый берег свои войска, которые затем должны были форсировать Днепр и наступать на Гомель (этот белорусский областной город был взят немцами 19 августа 1941 года). Переправа к этому времени была уже в немецком тылу, и огонь советской полевой артиллерии уже не «доставал» до неё. А авиация отсутствовала, так как большая часть боевых самолётов была уничтожена авиацией противника на аэродромах ещё в первый день войны. Тогда было принято решение послать корабли Березинского отряда на уничтожение этой переправы.

Перед экипажами кораблей Березинского отряда стояла сложная задача. Чтобы нанести внезапный удар по скоплению немецких войск и переправе, группе кораблей нужно было форсировать передний край обороны противника, подняться вверх по Березине на десять –– двенадцать километров, то есть пройти внутри расположения вражеских частей, занять у Паричей выгодную огневую позицию для стрельбы прямой наводкой, сделать несколько огневых налётов и до рассвета возвратиться назад. Но противник имел в районе Паричей многочисленную артиллерию и был способен организовать сильное сопротивление кораблям.

Вечером 26 июля 1941 года из деревни Здудичи в немецкий тыл направилась небольшая группа речных кораблей Березинского отряда Пинской флотилии в составе монитора «Смоленск» и трёх бронекатеров под командованием старшего лейтенанта Н. Ф. Пецуха.

Строго соблюдая правила конспирации, все корабли были полностью затемнены. Они шли не полным, а малым ходом, чтобы не создавать много шума, по самой середине фарватера (судоходная часть реки), без огней. Впереди шли один за другим два бронекатера, за ними на расстоянии четыреста метров –– монитор «Смоленск», следом с таким же интервалом –– замыкающий третий бронекатер. Малейшая ошибка штурманов или рулевых могла стать смертельной для всех.

Передовую корабли прошли незамеченными и углубились в тыл к гитлеровцам. Пройдя три километра вглубь занятой противником территории, корабли высадили на оба берега реки отряды сопровождения. Одновременно на правый берег был высажен и корабельный корректировочный пост с радиостанцией и полевым телефоном под командованием лейтенанта П. А. Малышева. Противник не заметил высадки. После этого корабли, прикрываемые с берега параллельно идущим отрядом сопровождения, двинулись дальше. Группы этого отряда должны были передвигаться по обоим берегам реки в сторону Паричей с целью помешать противнику стрелять по кораблям в случае, если он обнаружит их.

Но неприятель корабли не обнаружил. Почему? Дело в том, что немцы, упоённые успехами первого месяца войны, считали Паричи своим тылом, куда, на их взгляд, никак не могли прорваться ни советские войска, ни тем более советские корабли. Переправу с воздуха надёжно прикрывала авиация, а линия фронта проходила тогда от Паричей в сорока-сорока пяти километрах с востока и в восемнадцати-двадцати километрах с юга. Поэтому враг был спокоен за свою переправу возле городского посёлка Паричи и не выставил по обоим берегам реки Березина ни одного поста наблюдения.

Согласно сведениям, взятым из хроники «Боевых действий Пинской военной флотилии…», 26 июля 1941 года в 22 часа 00 минут по Московскому времени монитор «Смоленск» с бронекатерами беспрепятственно занял огневые позиции в одном километре выше хутора Воротень и открыл огонь.[8] Но, по словам современного львовского исследователя истории формирования и боевой деятельности Пинской речной военной флотилии В. А. Спичакова, монитор «Смоленск» «выпустил по району переправы с дистанции шести километров сто шесть снарядов калибра сто двадцать два миллиметра».[9] Конечно, один километр и шесть — разница существенная. Однако нас в первую очередь интересует сам огневой налёт «Смоленска» и смог ли он уйти обратно неповреждённым вместе с тремя бронекатерами, построенными в Соединённых Штатах Америки ещё в годы Первой мировой войны (1914-1918).

Противник сильно пожалел о своей беспечности и самоуверенности после того, когда заговорили две сто двадцати двух миллиметровые гаубицы монитора «Смоленск».

6.jpg

Фугасные и зажигательные снаряды, как снег на голову, со страшным воем обрушились на мост, по которому переправлялись немецко-фашистские войска. Корректировщики ввели поправки, и артиллерийский огонь монитора стал убийственно точен. Обрушились пролёты моста, увлекая на дно Березины автомобили и телеги.

На берегу от неожиданного огня «Смоленска» образовалась пробка. И в эту гущу людей, а также техники понеслись, словно лихие и резвые кони на всём своём скаку, снаряды монитора. Начали взрываться боеприпасы, рванули бензоцистерны… Гитлеровцы в панике разбегались кто куда, не видя противника, который метким, сокрушительным артиллерийским и пулемётным огнём калечил и уничтожал всё живое и неживое.

Только через 15 минут после начала обстрела переправы, по кораблям открыли ответный огонь немецкие миномёты и пушки. Но они стреляли неприцельно, наугад. Их мины и снаряды рвались с большим недолётом. Противник никак не мог разобраться в обстановке и установить, откуда в тылу его войск появилась советская артиллерия. А точность стрельбы монитора увеличилась, так как взрывы и пожары хорошо освещали цели. Через некоторое время по «Смоленску» с северо-восточной окраины хутора Грецкий открыла огонь крупнокалиберная трехорудийная немецкая батарея. Её снаряды с небольшим перелётом рвались на берегу и в воде вблизи кораблей. Корректировщики быстро сориентировались и, установив по вспышкам местонахождение вражеской батареи, передали данные на «Смоленск». Тремя двухорудийными залпами монитора батарея противника была подавлена. После этого корабль снова ударил по переправе… 

7.jpg

В 22 часа 30 минут по Московскому времени Н. Ф. Пецух приказал прекратить огонь: на «Смоленске» остался минимальный запас снарядов на случай боя при обратном прорыве в расположение советских войск и дал сигнал о возвращении группы кораблей в деревню Шатилки (ныне это белорусский город Светлогорск Гомельской области). Там ещё находились части и подразделения Рабоче-крестьянской Красной Армии. Теперь уже нельзя было рассчитывать на скрытность перехода, и всё же Н. Ф. Пецух надеялся, что противник не успеет поставить огневой заслон на обратном пути кораблей и линию фронта удастся пересечь беспрепятственно. Но надежда командира монитора, к сожалению, не сбылась.

Монитор и бронекатера возвращались не малым, а полным ходом (не было уже необходимости маскироваться), и группы сопровождения отстали. Это помешало своевременно обнаружить на берегу засаду неприятеля. «Смоленску» не повезло. Он шёл первым, то есть, головным в кильватерной колонне и при переходе моста в одном километре ниже отметки озера Глушай попал под интенсивный огонь немецких автоматических орудий калибра тридцать семь миллиметров и крупнокалиберных пулемётов, получив при этом 10 прямых попаданий. Левая машина была выведена из строя,[10] была также выведена из строя башня главного калибра, разбита башня 45-мм орудий, повреждено рулевое управление. Под сильным огнём корабль начал описывать циркуляцию (то есть, пошёл по кругу). Были потери и среди экипажа монитора: 8 убитых, 11 раненных. Среди раненых командир «Смоленска», а среди погибших — лейтенант, помощник командира монитора и, одновременно, командир артиллерийской боевой части (БЧ-2) этого корабля Д. В. Завадовский. 

Д. В. Завадовский.jpg

Бронекатера открыли ответный огонь по батареям, танкам и бронемашинам противника, отвлекая их внимание на себя, а «БКА-205» прикрыл монитор дымовой завесой.[11] Это облегчило положение повреждённого монитора, который смог на одном двигателе вернуться на стоянку в район деревни Шатилки, а затем уйти на ремонт в Киев[12].

Правда, бронекатер № 205, прикрывая «Смоленск», получил 6 прямых попаданий и взорвался на полкилометре ниже отметки озера Глушай (причём было ранено два краснофлотца [13]), куда вместе с бронекатерами № 202 и № 204 (им удалось уйти в расположение советских войск) и монитором попали во вражескую засаду.

Согласно сведениям бывшего начальника разведывательного отдела Пинской речной военной флотилии И. И. Локтионова, который ссылается на Архив Исторического отделения Генерального штаба Военно-Морского Флота (город Москва), «огнём артиллерии монитора “Смоленск” и бронекатеров была разрушена переправа, уничтожено до ста танков, бронеавтомобилей и автомашин с войсками и грузами, подожжены склады горючего и боеприпасов, убиты и ранены сотни вражеских солдат и офицеров. Всё это заставило немецко-фашистское командование почти на сутки прекратить переправу войск».[14]

Рейд небольшой группы речных кораблей Березинского отряда Пинской речной военной флотилии на переправу немецких войск у Паричей нанёс материальный и моральный урон противнику, а также замедлил темп его наступления на этом участке фронта, что позволило командованию 21-й армии усилить резервами части на угрожаемом направлении. Командующий этой армией генерал-лейтенант В. Ф. Герасименко высоко оценил действия участников набега на Паричи. По его представлению командир монитора «Смоленск» старший лейтенант Н. Ф. Пецух и начальник корректировочного поста лейтенант П. А. Малышев Указом Президиума Верховного Совета СССР от 14 августа 1941 года были награждены орденами Красного Знамени. Отмечая умелое и мужественное руководство группой кораблей при выполнении боевой задачи в сложных условиях обстановки, Народный комиссар Военно-Морского Флота СССР адмирал Н. Г. Кузнецов досрочно присвоил старшему лейтенанту Пецуху звание капитана 3 ранга (минуя звание капитан–лейтенанта) и назначил его командиром дивизиона мониторов.[15] Командовать монитором «Смоленск» было поручено бывшему командиру взорванного 16 июля 1941 года монитора «Винница» старшему лейтенанту Б. А. Юшину,[16] а после гибели монитора «Бобруйск» 31 августа 1941 года «Смоленском» командовал старший лейтенант Ф. К. Семёнов.[17] 

 Б. А. Юшин.jpg  Ф. К. Семёнов.jpg  
 

Б. А. Юшин

Ф. К. Семёнов


Как в дальнейшем сложилась судьба капитана 3 ранга Н. Ф. Пецуха мы, к сожалению, не знаем. Современные сведения, приводимые в литературе, противоречивы. Например, современные киевские исследователи военно-морской истории А. В. Мармашов и А. Н. Чудновец пишут в своей брошюре, что Н. Ф. Пецух пропал без вести.[18] А уже упомянутый нами выше В. А. Спичаков утверждает в своей книге: «Первый командир монитора “СМОЛЕНСК” капитан III ранга тов. (товарищ — прим. Р. П.) Пецух Николай Фёдорович и вновь назначенный командир монитора “СМОЛЕНСК” старший лейтенант Юшин Борис Александрович погибли на суше смертью храбрых за Борисполем в районе сёл Борщевка, Ивановка [Иваньков]».[19] Чуть выше, на этой же странице, он противоречит сам себе: «ПЕЦУХ Николай Фёдорович… Родился 25.12.1912 г. в Киеве, в семье рабочего. Украинец… 27.04.[19]42 г. исключён из списков начсостава ВМФ (начальствующего состава Военно-Морскго Флота — прим. Р.П.) как пропавший б/вести (без вести — прим. Р. П.)… Т. (товарищ — прим. Р. П.) Локтионов получил письмо от жены т. Пецух датированное 15/VII 42 г. где она сообщает, что Пецуха видел красноармеец в госпитале в Ашхабаде».[20]

Что же касается монитора «Смоленск», то он после ремонта в составе Киевской группы Днепровского отряда речных кораблей Пинской речной военной флотилии 7 августа 1941 года поддерживал своим мощным артиллерийским огнём левый фланг Киевского укреплённого района. А с 28 августа 1941 года — части 5-й армии в районе Остра и Чернигова на реке Десна в составе уже Черниговского отряда речных кораблей Пинской флотилии. 12 сентября 1941 года, ввиду невозможности прорыва к Киеву, по приказу командования монитор «Смоленск» был взорван своим экипажем в Ладинском затоне на сто семьдесят пятом километре Десны у села Ладинка Черниговского района (Украина). Его останки находятся там и в настоящее время. 

11.jpg

22 сентября 1941 года монитор «Смоленск» был исключён из списков Военно-Морского Флота СССР.[21]

------

[1] Локтионов И.И. Пинская и Днепровская флотилии в Великой Отечественной войне. М., 1958. С. 23 — 25.

[2] Стрехнин Ю.Ф. Корабли идут в Берлин. М., 1977. С. 40.

[3] БАЛЛЕР РУЛЯ — вал, жёстко соединённый с пером руля при помощи специального замка или фланца и служащий для поворота пера руля. Головная часть баллера руля входит внутрь корпуса корабля (судна) и соединяется с рулевым приводом. А ПЕРО РУЛЯ — часть руля корабля (судна), обеспечивающая создание поперечной силы и момента для управления кораблём (изменения курса) на ходу. По конструкции перо руля может быть в виде обшитой металлическими листами литой или сварной рамы, а на малых судах (катерах) — в виде металлической, деревянной или стеклопластиковой пластины. Перо руля крепится к поворотной оси (баллеру) руля.

[4] Центральный Военно-Морской архив города Гатчина (Ленинградская область, Российская федерация). Фонд 4887. Опись 2. Дело 1. Лист 135.

[5] КУБРИК — спальное помещение для военнослужащих, как на военных кораблях или судах, так и в сухопутных подразделениях и частях.

[6] Спичаков В. Пинская военная флотилия в документах и воспоминаниях. Львов, «ЛИГА ПРЕСС». 2009. С. 244, 246.

[7] Бережной С.С. Корабли и суда ВМФ СССР 1928 — 1945 гг.: Справочник. М., 1988. С. 79 — 80; Монитор «Смоленск» // Мармашов А.В., Чулновец А.Н. Хроника боевых действий Березинского отряда Пинской военной флотилии на р. Березина в 1941 г. Киев. 2007. С. 12.

[8] Боевые действия Пинской военной флотилии в Великой Отечественной войне Советского Союза (22 июня — 28 сентября 1941 г.) // Киевская общественная организация «Товарищество ветеранов разведки Военно-Морского Флота». МАТЕРИАЛЫ Международной военно-исторической экспедиции «От Бреста до Пинска дорогами войны». 21 — 27 июня 2012 г. Республика Беларусь / Руководитель экспедиции, Председатель Совета Киевской общественной организации «Товарищество ветеранов разведки ВМФ» Мармашов. Киев, 2012. С. 40.

[9] Спичаков В. Пинская военная флотилия в 1941 году // Киевская общественная организация «Товарищество ветеранов разведки Военно-Морского Флота». МАТЕРИАЛЫ Международной военно-исторической экспедиции «От Бреста до Пинска дорогами войны». 21 — 27 июня 2012 г. Республика Беларусь / Руководитель экспедиции, Председатель Совета Киевской общественной организации «Товарищество ветеранов разведки ВМФ» Мармашов. Киев, 2012. С. 119.

[10] Боевые действия Пинской военной флотилии в Великой Отечественной войне Советского Союза (22 июня — 28 сентября 1941 г.) // Киевская общественная организация «Товарищество ветеранов разведки Военно-Морского Флота». МАТЕРИАЛЫ Международной военно-исторической экспедиции «От Бреста до Пинска дорогами войны». 21 — 27 июня 2012 г. Республика Беларусь / Руководитель экспедиции, Председатель Совета Киевской общественной организации «Товарищество ветеранов разведки ВМФ» Мармашов. Киев, 2012. С. 40.

[11] Хорьков Г. И. Советские надводные корабли в Великой Отечественой войне. М., 1981. С. 232.

[12] Спичаков В. Пинская военная флотилия в 1941 году // Киевская общественная организация «Товарищество ветеранов разведки Военно-Морского Флота». МАТЕРИАЛЫ Международной военно-исторической экспедиции «От Бреста до Пинска дорогами войны». 21 — 27 июня 2012 г. Республика Беларусь / Руководитель экспедиции, Председатель Совета Киевской общественной организации «Товарищество ветеранов разведки ВМФ» Мармашов. Киев, 2012. С. 119.

[13] Боевые действия Пинской военной флотилии в Великой Отечественной войне Советского Союза (22 июня — 28 сентября 1941 г.) // Киевская общественная организация «Товарищество ветеранов разведки Военно-Морского Флота». МАТЕРИАЛЫ Международной военно-исторической экспедиции «От Бреста до Пинска дорогами войны». 21 — 27 июня 2012 г. Республика Беларусь / Руководитель экспедиции, Председатель Совета Киевской общественной организации «Товарищество ветеранов разведки ВМФ» Мармашов. Киев, 2012. С. 40.

[14] Локтионов И.И. Пинская и Днепровская флотилии в Великой Отечественной войне. М., 1958. С. 29.

[15] Там же. С. 31 — 32; Боевой путь Советского Военно-Морского Флота. 4-е изд. М., 1988. С. 380.

[16] Локтионов И.И. Пинская и Днепровская флотилии в Великой Отечественной войне. М., 1958. С. 82, 88.

[17] Центральный военно-морской музей (город Санкт–Петербург). Фонд хранения рукописей и документов. Инвентарный № В – 6338.

[18] Мармашов А.В., Чудновец А.Н. Хроника боевых действий Березинского отряда Пинской военной флотилии на р. Березина в 1941 г. Киев, 2007. С. 11.

[19] Спичаков В. Пинская военная флотилия в документах и воспоминаниях. Львов, «ЛИГА ПРЕСС». 2009. С. 166.

[20] Там же.

[21] Мармашов А.В., Чудновец А.Н. Места морской боевой славы Пинской, Днепровской и Дунайской военных флотилий на реках Украины и Белоруссии. Киев. 2010. С. 14.


Старший научный сотрудник отдела научно-просветительской работы Павлович Р. К.
5 августа состоится открытие временной экспозиции "Партизанские руководители Беларуси" 29 июля 2022
Праздничная программа на День города 31 августа 2022